Человекиня или человек? Разбираемся, зачем нужны феминитивы и за что они нам
Феминитивы — альтернатива или пара словам, обозначающим понятия мужского рода. Явление новое и оттого спорное. Объясняем, нужно ли феминитивы любить и употреблять, и есть ли у нас право их ненавидеть.
Феминитивы в русском языке существуют давно. Вместе с тем, как женщины получили право голосовать и выбирать себе профессию по душе, эти самые профессии и прочие виды деятельности стало нужно как-то называть. Если раньше были только студенты, то тут уже появились студентки. Были работники — появились работницы, затем ткачихи, авиаторши, певицы и крановщицы.
В некоторых профессиях женщин было так мало, что отдельного названия для них придумывать не стали — они бы слишком редко употреблялись. Так что к директорам или профессорам добавляли слово "гражданка" или обращались с уже упомянутой конструкцией: "Профессор сказала, а директор подписала указ".
Но теперь в русском языке появились феминитивы, к которым мало кто оказался готов:

авторка, подростка, ребёнка, людиня, врачиня, фотографиня, человекиня, Богиня.
Конечно, процесс модернизации языка — это естественно и абсолютно нормально. Она происходит сама по себе, и новые слова появляются тогда, когда возникает какое-либо явление и потребность его как-то называть. Однако новые феминитивы часто вызывают негодование и являются причиной ожесточённых столкновений в интернете (основное обсуждение феминитивов происходит там — повседневная обыденность к таким дискуссиям располагает меньше).
Когда женщины получили право голосовать и трудиться там, где они пожелают, в русский язык пришли феминитивы. Крановщицами и учительницами уже никого не удивить. Но вот "водителессы" иногда вызывают недоумение.
Кто и зачем выдумывает новые слова?
Раз до недавнего времени феминитивы особого возмущения и протеста не вызывали, логично предположить, что корни проблемы кроются в другом. Хоть многим противникам феминизации языка "докторки" и "водителессы" и кажутся неблагозвучными, сами слова ни в чём не виноваты.
Если не хотите быть мизогином (или женщиной со внутренней мизогинией), то употребляйте феминитивы.
Пользователей интернета раздражают персоны, которые сочиняют феминитивы — когда феминистки и адепт_ки бодипозитива будто берут новые слова из воздуха. Ведь как проследить логику создания неологизма? Почему, ну почему "врачиня", а не "врачиха"? И была же "Доктор Куин — женщина-врач"! Но феминист_ки утверждают, что если мы не используем феминитивы, то дематериализуем проблемы женщин, их роль в современном мире и отбираем у них имя и лицо. В фем-пабликах это называется это так:
"[Без феминитивов] девочки, девушки, женщины и бабушки остаются вне языковой репрезентации, а значит, и вне зоны видимости".
Например, когда есть хирургиня, то всем становится понятно, что важную операцию выполнила женщина-врач (или врачиня, тут на ваш вкус). Если же назвать эту женщину хирургом, то роль её почти потеряется. К тому же, таким образом можно "травмировать её гендерную идентичность".
Феминитивы — доказательство того, что женщины существуют. Они имеют такие же права, как и мужчины. У них есть право быть названными. Быть заметными и значимыми.

Используйте феминитивы. Тогда вы можете говорить, что тоже боретесь за права женщин.
Для тех, кто очень хочет пользоваться феминитивами, но не уверен_а в правильности только что выдуманной формы слова, существует специальный генератор феминитивов. Проще всего образовать свой собственный набор слов женского рода, а потом выбрать те, что нравятся — и использовать их часто и помногу.
Почему люди ненавидят "людинь"?
Отдельный момент для тех, кто уже научился пользоваться нижними подчёркиваниями и не бросаться оскорбительными гендерно-определёнными "он" и "она", а говорить "персона" или "личность". Хотя эти танцы на минном поле необходимы по той же причине, по которой фем-активист_ки создают новые феминитивы, у нижнего подчёркивания функция противоположна феминитивам:
"Нижнее подчёркивание (его ставят между основой слова и феминитивным суффиксом) символизирует пространство между двумя гендерами, пространство, в котором могут поместиться все [ЛГБТ+] остальные".
Но используя феминитивы, мы выбрасываем "всех остальных" из своего гендерно-очерченного круга. Остаётся только женский род, вне которого больше нет слов, возможности ставить звёздочки или косые чёрточки — врачиня, и нечего тут.

Феминистки и прочие активисты_ки не просто предлагают использовать новояз — они требуют этого, как и того, чтобы их принимали такими, какие они есть.
Фем-движение настаивает, что современная культура и реальность чересчур маскулинизированы, а феминитивы помогут поменять отношение к женщинам и сделают их равными прочим гендерам. Однако те же участники_цы смертельных языковых битв в интернете говорят, что образуя феминитивы, мы обесцениваем их профессионализм и работу в целом.
Для меня этот вопрос актуален, как никогда. Я женщина в мужской профессии, конкретно — автомеханик. У меня никогда и мысли не возникало, чтобы обособить себя от мужского коллектива, в котором, как вы понимаете, я нахожусь. Все же я исключение, а не правило, и мне важно быть действительно наравне. А эти феминитивы (автомеханка, автомеханичка) звучат для меня оскорбительно, принижающими мои профессиональные качества.

Ненси Гегель
пользователь TheQuestion
Если задать вопрос: "Феминитивы — это зло или благо?" лингвистам или филологам, то они начнут с того, что это всего лишь слова. Сейчас, на волне феминизации "чересчур маскулинизированного" пространства (и появления пространства безопасного), феминитивы расцвели. Филологи этой тенденции не удивляются — она вполне понятна и закономерна. Однако они добавляют, что язык торопить не нужно, как и не нужно изобретать слова, не соответствующие стилистике русского языка (во всяком случае, пока).
Лингвист, доктор филологических наук, профессор Максим Кронгауз считает, что никакими изменениями в языке исправить положение какой-то группы людей нельзя:

"Ошибка сторонников политкорректности в том, что они пренебрегают важнейшим фактом, рассматривая язык как инструмент воздействия на социум. Это иллюзия: подобные нововведения не будут устойчивыми, пока их не подкрепят изменения в реальной жизни"

Человекиня или всё же человек?
Действительно, феминитивы — не что-то из ряда вон. На Украине, например, их приняли на государственном уровне, хотя это не жизненно важно для широкого употребления. Зато теперь называть там журналистку журналистом неграмотно, стыдно и почти противозаконно.

Язык — это живая и подвижная структура, которая нужна нам для того, чтобы ярче и полнее выражать свои мысли и откликаться на внешнее воздействие. Изменения в нём неизбежны, и открещиваться от новых феминитивов, называя их "уродством" и "позором" — затея, обречённая на провал. Понадобится всего 5-10 лет для того, чтобы никто не смог вспомнить, что женщин в России когда-то не хотели называть "авторками" и "менеджерками". Однако, раз у нас ещё не Украина, и все вправе выбирать, использовать ему/ей феминитивы или нет, обращение феминисток с языком кажется опрометчивым и грубым.

Навязать языку новые формы и слова нельзя — они должны сами войти в каждодневную речь, какие-то из них не приживутся, а самые интересные, точные и благозвучные останутся. Сказать, какие из феминитивов будут использоваться в дальнейшем, сейчас невозможно. Сделать с языком всё, что пожелается, и насоздавать новых слов — невозможно тоже. Поэтому оскорблениями и игрой в оскорблённость вопрос с феминитивами решить не получится. Лучше успокоиться и подождать. Язык изменится сам — только тогда, когда это будет нужно.
Made on
Tilda